langenberg (langenberg) wrote,
langenberg
langenberg

Categories:

Топливо Японии 1941-1945



Бог был на стороне нации, владевшей нефтью - профессор Вакимура, Токийский Имперский Университет

Война в Китае, продвижение Японии в Индокитай и в особенности получившая сильный резонанс нанкинская резня привели к неизбежнному беспокойству США и как следствие к ультиматуму Японии – или уход из Китая или экономическое эмбарго по ряду торговых позиций.
Японские императорские Армия и Флот, имевшие в Империи право вето на любые решения правительства отвергли ультиматум, и Рузвельт, явно старавшийся вывести дело на чисто дипломатический уровень был вынужден подписать эмбарго, в первую очередь на сырую нефть.
Решение было достаточно сильным – на 1939-1940 года Япония добывала на собственных месторождениях в Аките, Ниигате и Нутсу ничтожное количество - примерно 2.7 миллиона баррелей в год. Около миллиона баррелей шло из оккупированной Кореи и Манчжурии, столько же продавал СССР с Сахалина и столько же добывалось на Тайване. Небольшое производство синтетического топлива по американскому же патенту на предприятиях коксохимии вообще было незаметно. Однако порядка 80 процентов нефти и топлив Япония получала из США и Мексики.

Таким образом, взяв курс на военную конфронтацию с основным поставщиком своего топлива Япония однозначно рассчитывала на быстрое победное перемирие с США и на богатые поля Индокитая. Американские аналитики, кстати, после введения эмбарго также решили, что следующим ходом будет бросок Империи на юг, в чём жестоко и просчитались. Впрочем и сами японцы тоже понимали шаткость своего положения. Известен случай финансирования адмиралом Ямамото из своего кармана некого жуликоватого «учёного», обещавшего делать бензин из морской воды.



Итак к 25 июля 1941 года, к моменту объявления эмбарго, Япония имела на складах двухлетние резервы топлива мирного времени (годичные военного). Кроме того велись переговоры с Мексикой о продаже перспективных нефтяных полей и с правительствами Голландии в изгнании и французским Виши о эксплуатации нефтяных полей Ост Индии, продолжавшиеся вплоть до 7 декабря.



Утром 7 декабря две волны почти по 200 японских машин атаковали Пирл Харбор и началась война.
Между прочим при этой атаке произошла одна из шуток истории. Пилоты предлагали нанести удар не только по кораблям, но и по береговым резервуарам, но адмирал Нагумо считал что и так сделано невозможное, и предпочёл отступить. А в тех емкостях находилось 4.5 миллиона баррелей нефтепродуктов, и адмирал Нимиц позднее писал – «если бы японцы уничтожили их, для чего хватило бы несколько пулемётов .50 калибра, то война затянулась бы ещё на два года» - флоту эффективно воевать из Калифорнии было практически невозможно.

Собственно к 1942 году американские сухопутные силы на Тихоокеанском ТВД имели достаточно плачевный вид – 43000 малобоеспособных территориальных войск Шорта на Гавайях и 28000 Макартура на Филипинах, половина из которых были местные бойскауты. 22 декабря 1941 японская морская пехота высадилась в Лусоне, и выдавила Макартура на печально известный полуостров Батаан, закончившийся для американцев эвакуацией самого Макартура в Австралию и убийственным «маршем смерти» для брошенных им солдат.



14 февраля 1942 батальон японских парашютистов высадился в Индонезии в Палембанге, и преодолев сопротивление более чем четырёхкратно превосходящих голландских, британских и местных сил обороны захватил два нефтеперегонных завода Шелл и Стандард. Скоро японцы добрались и до богатейших нефтяных полей Баликпапана на Борнео.



Уже к маю 1942 года Японские императорские силы наконец добились того, что не смог Гитлер в Европе – добыли для Японии полную топливную независимость. Из Ост-индских НПЗ и нефтяных полей в Империю пошло до 18 миллионов рассчётно-годовых баррелей нефти и моторных топлив.





Американцы недолго находились в прострации. Практически сразу же после вступления в должность новый командующий Тихоокеанским флотом адмирал флота Честер Нимиц совместно с адм. Кингом, главой Отдела Морских операций составили список задач флота, основной из которых стала – «охранение собственных линий поставки и продвижение на запад с целью перерезать японские пути поставок топлива».

Летом 1942 американцам выпала редкая удача – субмарина «Гренадёр» торпедировала и отправила на дно судно Tayo Maru, на котором в Ост-Индии плыло более 1000 специалистов НПЗ и инженеров-нефтянников, практически весь проф. состав японской нефтяной индустрии. 780 человек погибло.
Затем американские криптоаналитики раскрыли код японского радиообмена, и получили доступ ко всем маршрутам японских перевозок. Все силы, в основном стаи лодок бросились на перехват, и к концу войны достигли впечатляющего результата – 110 (сто десять) танкеров отправились на дно. Генерал Лемей получил в своё распоряжение всё базирующееся на Гуаме 315-е авиакрыло с единственным приказом – бомбить всё, что производит и перевозит топливо. Надо отметить, что командование Объединённого Флота тут проявило редкостную халатность. Только к середине-концу 1943 они наконц сообразили, чем грозит такое положение вещей, и стали организовывать конвои для танкеров.



Но к 1944 американцы уже переломили ситуацию. К концу 1944 – середине 1945 поставки из Ост-Индии упали до 6 процентов от рассчётного. Не помогло и то, что японцы зубами вцепились в Филиппины, понимая, что это единственная возможность сохранить хоть какой-то путь тех конвоев.
Топливный голод в первую очередь коснулся самого флота. Под его знаком прошли мучительно трудные манёвры в сражении в заливе Лейте, в сражениях у Соломоновых островов, в Коралловом Море и наконец катастрофа в Филиппинском море.

Плохое положение было не только с тяжёлыми топливами, но и с бензином, в первую очередь авиационным. К середине 1944 начались попытки перевести часть авиации на газохолы – смеси бензина и ректификованного спирта. Но во многих подразделениях топлива элементарно не хватало на один нормальный рабочий вылет.



Кому-то умному даже пришла в голову идея добывать скипидар из сосны и лить его в двигатель. Мотористы и химики, впрочем, это быстро остановили.
Ну и как завершающий аккорд топливного фиаско Японии - на улицах задымили автомобильные газогенераторы на дровах.




Американская авиация до лета 1945 не имела задач по бомбардировке японских, тайваньских, корейских НПЗ – в этом не было смысла – они и так стояли сухие без сырья.
Только в августе 1945 был стёрт с лица земли НПЗ Maruzen в Шимотцу и сильно повреждён завод на Формозе (Тайване).

И последняя иллюстрация – когда американские морпехи явились арестовывать самого Хидеки Тодзио, он попытался совершить самоубийство. Озадаченные конвоиры два часа пытались найти в округе хоть какую-нибудь санитарную машину с топливом – все стояли пустые.

Subscribe

  • (no subject)

    Случайно наткнулся на симпатичный сайт эйршипера aerocrat -а http://aerocrat.livejournal.com/ и вспомнил, что у меня есть кучка бесхозных картинок…

  • Шиллинг на дне

    Где-то с 1780-х годов в английских пабах пиво стали подавать в кружках, и металлических, и деревянных, и кожаных, но со стеклянным дном. По этому…

  • Quartermaster

    Ну да, то, что Чуковский ошибся в переводе Стивенсона, и назвал Долговязого Джона Сильвера вместо куартермейстера сухопутным квартирмейстером…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments